Беременная революцией. Как Киргизия снова решает вопрос о власти

Kirguis_Huelga_Mina

Беременная революцией. Как Киргизия снова решает вопрос о власти

Аркадий Дубнов ищет ответ на вопрос, сумеет ли Киргизия сохраниться как государство прежде, чем ее станут принимать в Таможенный союз.

Аркадий Дубнов, спецкор “Московских новостей”, для РИА Новости, 03/06/2013

Мир привык к регулярным политическим потрясениям в Киргизии. В конце концов, даже не каждая латиноамериканская страна может похвастаться столь бурной революционной историей новейшего времени: два свергнутых — один за другим — президента, смена конституционного строя, и все это за последние восемь лет.

И вот снова в небольшой и небогатой горной стране революционная ситуация. Интересно ли миру знать, почему так? Думаю, нет.

Берем власть, но сохраняем стулья

Этому миру проще узнать, что Киргизия вновь подтверждает данное ей несколько лет назад определение: слаборазвитая страна третьего мира из разряда failed state — несостоявшееся государство. И если мир еще обращает на нее внимание, то по исключительно утилитарной причине: как бы ее окончательный развал не стал для него новой головной болью, подобной афганской.

Объяснить движущие силы бурных событий последних дней в Киргизии — митингов на крупнейшем золоторудном месторождении Кумтор и волнений в южном областном центре Джалал-Абаде, где многолюдная толпа просто смела местную власть, — непросто.

Попытаюсь сделать это на примере. Вот одного из зачинщиков беспорядков в Джалал-Абаде, брата депутата парламента Камчыбека Ташиева, Шаирбека журналисты спрашивают, зачем он захватил власть в городе?

“Нет, мы не захватывали власть, мы просто выгнали губернатора и выбрали народного губернатора, Медера Усенова, он решит все вопросы, которые мы поднимаем, — отвечает Шаирбек Ташиев. — Мы не сломаем ни одного стула”.

Столь простой способ выяснения отношений народа и власти в Киргизии, этакая демократия прямого действия, сложился в Киргизии давно и впервые был опробован на практике больше десяти лет назад, в 2002 году во время Аксыйских событий.

Тогда в Баткенской области милиция открыла стрельбу по демонстрантам, устремившимся маршем в Бишкек, чтобы вступиться за своего депутата Азимбека Бекназарова, обиженного властью. Шесть человек стали жертвой того расстрела, а Бекназаров с тех пор стал непременным заводилой и активным участников всех революций.

Забегая вперед, заметим, что и на этот раз имя бывшего генпрокурора Киргизии (эту должность бывший следователь получил в 2005 году после свержения первого президента Аскара Акаева) и популярного народного лидера на устах у всех. Он сам, правда, отрицает свою причастность к событиям в Джалал-Абаде и на Кумторе, но признается, что “поддерживает законные требования” митингующих.

Депутат, шагающий на работу через забор 

Рассказывая о киргизских потрясениях последних дней, нельзя не упомянуть еще об одном народном лидере, том самом депутате Камчыбеке Ташиеве, чей брат обещал не ломать стулья во время захвата власти.

Пару месяцев назад Ташиев-старший и двое его коллег по парламентской фракции оппозиционной партии “Ата-Журт”, Садыр Жапаров и Талант Мамытов, получили полтора года тюрьмы за попытку насильственного захвата власти в Бишкеке 3 октября прошлого года. Тогда Ташиев во главе многочисленной толпы сторонников перемахнул через ограду Белого дома (резиденции президента и правительства Киргизии), объявив, что идет туда менять власть…

Впрочем, потом брутальный депутат (во времена второго президента Курманбека Бакиева он возглавлял МЧС) объяснил свои действия необходимостью срочно через забор “идти на работу”.

Понятно, что в Джалал-Абаде Ташиев — кумир. А еще — мачо и настоящий киргизский Робин Гуд, освобождение которого стало главным лозунгом митинга. Ну, заодно, конечно, поддержка требований митингующих Кумтора. В свою очередь, сам Камчыбек Ташиев уже объявил 1 июня голодовку в поддержку тех, кто поддерживает его.

Джалал-Абад, надо сказать, поднялся вовремя на защиту своего кумира, в последний день действия чрезвычайного положения на Кумторе, объявленного президентом Киргизии Аламзбеком Атамбаевым. Еще немного, и для солидарности с иссыккульскими (высокогорный золотой рудник расположен в нескольких десятках километров от южного берега Иссык-Куля) у джалалабадских не оказалось бы повода.

Центральной власти в Бишкеке удалось относительно малой кровью (информация о погибших во время столкновений милиции с митингующими не подтвердилась) утихомирить страсти на руднике, добычу золота на котором контролирует канадская компания “Центерра”.

92 зачинщика беспорядков, задержанные киргизскими силовиками, были практически сразу же отпущены на свободу. Выбор между дальнейшей эскалацией хаоса, неизбежного в результате действий толпы в защиту задержанных на режимном объекте, приносящем чуть ли не треть доходов к киргизскую казну, и наказанием виновных был сделан в пользу последнего.

Главный на золотом руднике — Водолаз

Разумеется, важен итог: деятельность Кумтора возобновлена. Но, как рассказывает обычно хорошо осведомленный главный редактор киргизского информагентства “24.kg” Асель Оторбаева, “власти сели договариваться не с местными жителями, а с представителями криминала. От имени “народа” на переговоры с вице-премьером, курирующим силовой блок в правительстве Жанторо Сатыбалдиева (!), явился — не запылился Максат Абакиров по кличке Водолаз. И чиновник сел с ним беседовать по душам”.

Беспорядки в Джалал-Абаде так просто остановить не удастся. Юг Киргизии живет по своим законам и лишь делает вид, что подчиняется власти на севере, в Бишкеке.

Чтобы понять это, достаточно вспомнить, какой геройской акцией выглядела в конце марта этого года поездка президента Атамбаева в строптивый Джалал-Абад накануне оглашения приговора суда по делу Ташиева и его подельников.

Репортажи киргизского телевидения о том событии напоминали рассказ о подвиге разведчика в тылу врага. Чисто по-человечески, конечно, можно было восхищаться мужеством киргизского президента, отважившегося встретиться лицом к лицу с джалалабадскими матерями-героинями, группу которых в стране чаще именуют киргизским ОБОНом (отрядом баб особого назначения).

Киргизские чекисты попробовали решить проблему Джалал-Абада “кавалерийской атакой”, взяли и тайно выкрали из дома 2 июня местного “народного губернатора” Медера Усенова. Целый день вся область стояла на ушах — что с их лидером!?

Наконец к вечеру власти объявили, что “самозванец” уже в Бишкеке и допрашивается в госкомитете национальной безопасности с соблюдением всех законов по делу о насильственном захвате власти. Причина конспирации и тайной операции понятна: задержание киргизского “Пугачева” на виду у своего народа привело бы к кровопролитию.

“Народный губернатор”, хозяин ночных саун

Что дальше? Да все, как в Киргизии: требования освобождения Медера Усенова сопровождаются перекрытием стратегической трассы Ош- Бишкек. Кстати, вот портрет “народного губернатора”, как его рисует главный редактор “24.kg” Асель Оторбаева:

“Усенов Медербек Жороевич, уроженец Сузакского района Джалал-Абадской области. Владеет сетью кафе, ресторанов, ночных саун в облцентре. Период “сколачивания капитала” пришелся на 2005-2010 годы. Являлся одним из бизнес-партнеров Ахмата и Адыла Бакиевых (братья экс-президента Курманбека Бакиева). Выступал переговорщиком при рейдерских захватах собственности местных бизнесменов. Основной деятельностью Медера Усенова при покровительстве Бакиевых был незаконный ввоз несертифицированного мяса из Китая, контрабанда товаров китайского производства в Узбекистан и Таджикистан. В настоящее время является координатором общественного объединения “Эл уну” (лидер — Азимбек Бекназаров) по Джалал-Абадской области и членом партии “Эгемен Кыргызстан”. Поддерживает тесные отношения с Азимбеком Бекназаровым, Бектуром Асановым, Ташиевыми и другими активистами партии “Ата-Журт”, — говорится в сообщении, которое никто не опроверг до сих пор. Ни сам Медер Усенов, ни его союзники, ни Азимбек Бекназаров, ни спецслужбы с правоохранительными органами.

Этот живописный портрет, кажется, может быть нарисован и с других важных персон нынешней Киргизии, с которыми приходится власти решать государственной важности вопросы. А может быть, эти люди и есть сама власть в стране…

И еще. В стране, которая называет себя парламентской демократией, парламент облегченно вздохнул в понедельник, когда стало известно об урегулировании ситуации на Кумторе, и отказался проводить чрезвычайное заседание. Можно понять его лидеров, ведь иначе придется обсуждать деятельность значительной части депутатского корпуса, приложившей серьезные усилия для возбуждения беспорядков в стране.

Трудно исключить, что президента Атамбаева нынешние события подвигнут вскоре не только на отставку правительства, но и на роспуск парламента. Впрочем, и сам президент избегает в эти дни резких движений.

События показали, что он может рассчитывать, в основном, только на поддержку севера страны и его лидеров, которых пока объединяет только страх перед угрозой реванша южных элит, стремящихся вернуть себе власть после свержения южанина Бакиева. Они гораздо более сплочены и договороспособны в отношениях между собой.

Стоит обратить внимание и на то, что не вмешивается пока в события еще один киргизский харизматик, мэр Оша Мелис Мырзакматов, считающийся полновластным хозяином своего региона и уже практически не скрываюший своих президентских амбиций.

В действиях почти всех этих киргизских политиков трудно обнаружить инстинкт государственного самосохранения, там отчетливо наблюдается лишь инстинкт власти. Любой ценой. Вплоть до развала страны.

А ей предстоит совсем скоро вступать в Таможенный союз. Рискованная мысль пришла в голову: а может, все это и устроено, чтобы сорвать данную перспективу?

Kirguis_Minaруднике Кумтор

Anuncios